Олег Майоров

mayБез тени ложной скромности, ни к поэтам, ни к художникам себя не причисляю, но стать таковыми стремлюсь. Чем, собственно, и занимаюсь, как в present continuous, так и в present indefinite, всегда преследуя одну главную цель: научиться создавать живые вещи для живой души.

Автор о себе

Ф.И.О.:
Откликаюсь на большое количество дружеских прозвищ, в том числе на имя, полученное от родителей при рождении: Олег Майоров, хотя с детства считал его не вполне удачным – за одноимённость со знаменитым клоуном дразнили «Олегом Поповым», что тогда мне совсем не льстило, а в годы увлечения идеями GreenPeace стала вызывать серьёзное недовольство милитаристическая окраска фамилии. Однако детскими болезнями переболел сравнительно благополучно и всем своим зрителям, слушателям и, временами, читателям теперь известен под именем собственным.

Год и место рождения по паспорту:

1966, г. Куйбышев (Самара).

По никем не выданному, но куда более существенному и действитель­ному удостоверению осознающей себя личности:

Год 1976, место – прииск Ленинградский Шмидтовского района Магадан­ской области.

Крайний Север, самый-самый Крайний Север Земли, где человек имеет редкостную возможность частенько бывать один на один с Мирозданием, а, значит, и с самим собой. Вот там я и произвёлся на Божий свет под первые хрустальные аккорды «WishYouWereHere» PinkFloyd, под ореолом лунной радуги, малахитовым сиянием ионосферы и блеском неподвижного алмаза, венчающего незримую ось Планеты – Полярной звездой, размещённой в тех местах прямёхонько над макушкой, в которой, судя по всему, и отразилось её таинственное свечение, разбудив моё осознание себя и окружавшей меня действительности.

Именно там я начал своё обучение искусствам жизни, в том числе изобразительному и поэтическому, первое из упомянутых попытавшись впоследствии, в 1983 году, профессионально подковать с квалифицированной помощью Куйбышевского художественного училища и в 1989-ом – стараниями преподавателей худграфа Тольяттинского пединститута. Однако нигде до диплома дело так и не довёл, и теперь продолжаю обучение в «Университете миллионов» на «факультете Реальности Бытия», куда попал, как показалось в первый момент, совершенно случайно, т.е. вполне закономерно, движимый тайным стремлением силы жизни внутри меня, строго ограниченной по ёмкости и срокам действия, соединиться с неограниченной силой той же самой жизни снаружи.

Результатом обучения стали скромные попытки графики, живописи и поэзии, представленные зрительскому вниманию на вот уже более тридцати выставках и бесчисленных творческих встречах, после которых неизменно тёплое внимание зрителей и слушателей предоставило мне право быть уверенным в их (рисунков и прочих творческих попыток, разумеется) эстетической и, что особенно важно, духовной значимости. Хотя при всём при том, т.е. без тени ложной скромности, ни к художникам, ни к поэтам себя не причисляю, но стать таковыми стремлюсь. Чем, собственно, и занимаюсь, как в presentcontinuous, так и в presentindefinite, всегда преследуя одну главную цель: научиться создавать живые вещи для живой души.

Со времени появления (трудно подыскать другое слово для этого маленького чуда) первого стихотворения о первом снеге, вылупившегося, как бабочка из куколки, из дневниковых записей, датированных 01.11.1991 (при всём скептическом отношении к нумерологии), стихов и сопутствующей им прозы накопилось сборников, эдак, на пять, однако среди каких-либо публикаций до сих пор так и не замечен – предпочитаю микротиражный самиздат для самых смелых читателей. Чтобы потом не повторять ошибки тех, кто сделал неоспоримой сентенцией свой печальный опыт: «написанное пером не вырубить топором».

К тому же некоторое время назад из общения с народом, который, как известно, в массе своей стихов не читает, но, как выяснилось и много раз подтвердилось, при случае не прочь их послушать, сделал такое наблюдение: поэзия в чём-то сродни нотной грамоте – если ты ей не обучен, тебе ни за что не удастся выудить музыку из этих странных закорючек! Так вот со стихами дело обстоит схожим образом: читать их нужно учиться. Однако, даже при всех очевидных склонностях, мало кому хочется тратить на это время, – к таким «ленивым» поклонникам Евтерпы я прихожу на помощь со своими музыкально-поэтическими сборниками, в которых читаю свои и, в перспективе, другими поэтами написанные стихи (назвать их, давно живущие во мне, «чужими» язык не повернулся, и пальцы вместе с клавиатурой набрать наотрез отказались), совмещая декламацию с музыкой, без которой не было бы не только стихов и всех этих картинок – не было бы меня.

Может быть, из сотен разошедшихся по миру кассет и дисков, несколько штук завершили-таки свой жизненный цикл в мусорном бачке, но мне о таких случаях ничего не известно.

Добавить комментарий